Валерий Лукичев *В журавлином краю* читать онлайн - Страница 2 - Форум
МАНАХОВ net
Добро Пожаловать
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Форум » Книги » Научно-образовательная » Валерий Лукичев *В журавлином краю* читать онлайн (Вальга и вальжане)
Валерий Лукичев *В журавлином краю* читать онлайн
IvManДата: Суббота, 03.08.2013, 03:10 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2434
Репутация: 0
Статус: Offline
* В журавлином краю *
* Валерий Лукичев *




Книга «В журавлином краю» – это воспоминания автора о своей малой родине, жителях Вальгского с/о, (ныне Раменского) Сямженского р-на.
Повествование несложное и искреннее.




Валерий Федорович Лукичев родился 14 июня 1925 года в дер. Марковской Валыского с/о (ныне Раменского) Сямженского р-на. С 14 лет начал работать в колхозе. С января 1943 г. по 1949 г. служил в армии. После демобилизации трудился в лесной промышленности, строительстве, машиностроении. Фронтовик. В течение 30 лет сотрудничал с различными газетами.
Прикрепления: 7096772.jpg(101Kb)
 
IvManДата: Суббота, 03.08.2013, 04:00 | Сообщение # 16
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2434
Репутация: 0
Статус: Offline
Валерий Лукичев* В журавлином краю *



ВЕЯНИЕ НОВОГО ВРЕМЕНИ


После установления Советской власти заговорили о коллективизации. Многие понимали, что это местная война, но с кем просто не знали. Страх и неизвестность будоражили сознание.

А в 1930 году через Вальгу в сторону Сосновицы гнали под конвоем колонны каких-то людей не в нашей одежде и говорящих на другом языке. В сельсовете разъяснили, что это – кулаки, дармоеды, эксплуататоры. Мол, и у нас есть такие, но им скоро будет хана. Поиском «кровопийц» среди моих земляков занимался комитет бедноты, который вальжане назвали комитетом безпоштанников, так как в него вошли люди с ленцой, не хотевшие работать на земле – бобыли. Возглавлял его мужичок по кличке Енко.

Многие недоумевали, кого же можно забирать, ведь в Вальге никто никого не эксплуатировал. Люди, кто побогаче, зарабатывали своими руками, своими хребтами. Однако кулаков-таки нашли!

В 1929 году были арестованы и высланы Клавдиан Грудин, Мефодий Дуников из деревни Миненской, Александр Лукичев, а затем и сын Николай, Алексей Кононов, Степан Полканов, Александр Полканов из Марковской деревни. Степан Кустов из Веретье братья Кучины и Шараповы с Выдрихи.

Это вызвало у вальжан сумятицу. Ритм и уклад сельской жизни были нарушены. Перестали стучать топоры в деревнях, так люди прекратили строительство своих домов.

Я до сих пор помню (вижу даже) как Енко со своей компанией, наведываясь в дом Кононова, изводил бабушку, ее внука и моего дружка Василия.

... Мы играли, а бабушка смотрела в окно. Вдруг объявляла: «Идут! Енко идет!», и – в плачь. Мы с Василием забирались подлавку и выли, как два волчонка. Заходил Енко и заявлял: «Эко они у тебя воют-то!».

«Так ведь страшно, – отвечала бабушка, – опять все в доме перевернете». «Ну и что, – удивлялся Енко, – приступайте ребята!». И начиналась вакханалия.

Как-то после посещения Енко и его компании я зашел к другу на следующий день. Бабушки и Васи уже не было. Его родителей увезли еще раньше. Поплакал я и пошел домой. Прошло лет 25 с того времени. Я был в отпуске.

В наш дом пришел... Василий. Но он ничего о прошлом не рассказал, не сказал даже, куда его тогда увезли.

Явился Енко описывать имущество и к нам. Все перевернули. Мать перепугали до смерти. Не найдя ничего путного, взяли самовар. Мать в слезы, упала в ноги Енку, но не помогло женское отчаяние.

Вернулся из леса отец. Узнав все, ушел из дома, а через час вернулся с самоваром.

- На, мать, кипяти чай. Аполлинарий с Муравьева выручил...

По этому случаю какой-то шутник сочинил стишок:

Слава Богу, дождались,
Федюню раскулачили.
Все именье описали,
Самовар сдубачили.

Увозили земляков, а к нам поселяли куркулей. Спецпереселенцев. Помню, как их гнали по 4 человека в шеренге. Голова колонны входила в одну деревню, а хвост был у отвода другой. Оставили в Вальге восемь человек. К нашему соседу Павлу поселили Доценко Акила Гавриловича (68 лет) с женой Маврой и сыном. А к нам – Киселева Поликарпа Ефремовича (65 лет). Они-то и рассказали, кто они такие – вовсе не мироеды. Как и наши труженики.

Первый был с Украины, второй – из Самарской области. Оба имели по мельнице, паре лошадей, паре коров и хорошие дома. Наемных работников не имели, было у них по трое сынов. Причем, старшие служили в Красной Армии.

Тот и другой прекрасно знали технику, а Акил был еще и кузнецом. Ничего у него из рук не выпадало. Не было им замены в колхозе «Трудовик», который был организован вскоре в Марковской.

Стали поступать жатки-самосброски, конные косилки, триера, веялки. Наши не знали, конечно, как и подойти к этим чудам, а куркули прекрасно их ремонтировали.

Жизнь в коллективном хозяйстве налаживалась, хотя и с большим трудом. Строились конюшни, скотные дворы для обобществленного скота. Люди со слезами вели в сторону скотного двора коров, лошадей, а потом отвозили к кузнице плуги, бороны, телеги, сноповники.

Плюс к этому у всех отняли землю. А без земли крестьянин – раб!

Кроме этого нужно было внести еще и паевые (с бедняков по 5 рублей с середняков – по 7 рублей).

Люди противостояли насильственной коллективизации. Тому свидетельство – факты их архивных документов. В Выдрихе 30 июля 1931 года решения по этому вопросу не приняли. Только через месяц создали колхоз «Победа». В Артемовской от вступления в колхоз отказались. Решили посмотреть, как у других получится. Нужно заметить, по всей округе шла бурная агитация за организацию колхозов.

На секретном заседании группы бедноты даже рассматривался вопрос: «О борьбе с агитацией против колхозов». Выступающие отметили, что в деревне Бурачевская вышли из колхоза двенадцать семей, не меньше в Выдрихе. Все чего-то ждут в деревне Артемовской. «Это безобразие, – было сказано, – надо пресечь». Активно агитирует против колхозов Лукичева, хотя хозяйство у них сильное".

А жители деревни Выдриха на собрании от 05.01.31 рассмотрели такой вопрос: «О работе вальгского сельсовета». Было постановлено «втянуть в работу сельсовета бедноту и середняков».

Не втянули. И за все 70 лет Советской власти не удалось втянуть. И вообще власть ушла в сторону от интересов народных масс. Душу народную власть по-настоящему так и не узнала.

Трудной была пора коллективизации. Колхозы создавались, распадались, вновь создавались – вставали на ноги. Потом их объединяли, подрывая и унижая. Енко и его компания выискивали кулаков, середняков. На заседаниях совета бедноты выносили свой вердикт: кого считать верхушкой (подкулачником), кого кулаком, кого середняком, кому поддать твердое задание.

Не пошел в лес кулак, не выполнил твердое задание – в тюрьму. Был осужден на два года мой дядя 60 лет. И вообще его выгнали из дома, который, крепкий и теплый, пригодился для избы-читальни. Долго дядя скитался у чужих людей. Потом построил коморку из амбара.

Беспокойное было время. Настрочили жалобу на брата Степу в 1937 году. Приехали ночью – увезли. Настрочили на отца. Тоже увезли. Отца отпустили через месяц. Степу – в тюрьму. В 1938 году вернулся, а в 1939 году его не стало.

Как только выживали матери – жены?

И все это проходило при легенде о свободе и счастье. А свободу эту лимитировали. Жили по наряду бригадира. Даже в гости без его разрешения нельзя было отлучаться. Паспортов не давали – на век привязали к одному месту.

Куда денешься? Жить-то надо. И жили, несмотря на вакханалию. И только журавли, лишенные способности мыслить, не понимая, что творится вокруг с людьми, прилетали каждую весну, выводили своих птенцов. Кружились над деревней, курлыча и вселяя в души людей спокойствие и надежду.

И на труд, хочется добавить. Труд тяжкий и малооплачиваемый. В августе 1931 года в Вальге коллективизация закончилась. Было создано 8 колхозов. Что ни деревня, то колхоз. Деревня Муравьево, правда, осталась «за бортом». То есть, единоличниками. И ничего. Правда, их «задушили»! Твердыми заданиями, а потом смели с лица земли. Их землю превратили в сенокосные угодья – лучшие земли в Вальге.

С созданием колхозов были созданы все условия, чтобы мужика было легче грабить. Но даже в этой ситуации вальжанина выручало трудолюбие и надежды на себя. Хлеба у них было в достатке. В то же время велись мелиоративные работы, расширялись посевные площади. В колхозе «Трудовик» на трудодни выдавали льняное, конопляное масло и даже мед.

Деревня – колхоз. Вот что нужно было брать за основу коллективного хозяйства. Кругом – свои люди. Что ни дом, то звено. Ставь перед ними задачи. Все – на виду. Так нет, надо объединять!

«Трудовик» пережил такую же судьбу, как и другие колхозы. В 1937 году его объединили с новой деревней, и он получил новое наименование колхоз имени Ворошилова. В областном архиве есть маленькое дельце под одноименным названием. Там ничего путного нет.

А между тем двое из этого колхоза Ганичев Константин Николаевич и Гуляев Евлампий Федорович были репрессированы. Причем, первый дважды.

От Евлампия Федоровича никакой весточки не поступало. Сгинул где-то.

Константин Николаевич вернулся домой в 1956 году.

Как известно, план построения социализма включал в себя три составных: индустриализацию, коллективизацию и культурную революцию. В селах культурная революция заключалась в уничтожении церквей.

В 1933 году с вальгской Спасо-Преображенской церкви были скинуты колокола и крест с колокольни.

Народу собралось – тьма. Женщины плакали, проклиная затейщиков. Крестились, просили у бога милости и прощения. Мужики были заняты канатами, веревками – сдергивали большой колокол. И вот он грохнулся вниз, разрушив крыльцо, уйдя ухом в землю. Вспорхнули, оставшиеся в живых голуби. Уши резал плач и вой православных.

Крест с колокольни упал вертикально, в крышу церкви, разрушив ее. Члены президиума исполкома двинулись в сельсовет с чувством выполненного долга.

Крестясь, охая и ахая, покинули лобное место «зрители». Позже разнесся слух, что исполнитель сего действа вскоре помер в муках. Шло время. А оно, как известно, лечит. Вальжане смирились со многими потерями. Жизнь пошла 50x50. 50 – хорошо или средне и 50 – плохо.

Трудно было понять, то ли мы – колхозники, то ли – работники леса. Все лето в поле или на покосах. Всю зиму в лесу. На рубку колхозу давали план, рубили за «палочку», за трудодень. Лес истребляли сообща с многочисленными лесопунктами. Так постарались, что не стало в округе ни зверья, ни птицы.

Один старичок, которому было за 80, разъяснил мне, что жизнь будет хороша, когда вступит в силу заячий закон. Поинтересовался у него, что это за закон. «Да ничего особенного, – ответил он. – Родит зайчиха зайчат, покормит их. И в бега. Пролежат они восемь дней. Очухаются, есть ведь хочется, а матери рядом нет. Который здоров, начинает двигаться, искать еду. Вот его и покормит другая зайчиха. Потом сам станет глодать кору, есть травку. И будет жить. Больные все погибнут. Вот и в обществе пусть живут самые сильные».

«Вот ты посмотри, как у нас в деревне, – продолжил он, – вон им по году (показывает на двух пацанов), а они ползают, стараются ходить. Мать стоит в усторонке. А в городе как у вас? Ездил я к сыну в Северодвинск. Его пацану полгодика. Бросили его в кроватку – лежи, не вякай. На улице в коляске катают. Опять лежит. Мать малыша почти на руки не берет. А раз так, ласки нет. Так без ласки он и будет расти до старости». Этот разговор состоялся в 1951 году. Но он очень полезный в теме моего рассказа про сохранение своего рода.

Составил я примерный расчет жителей Вальги. Получилось аж 1314 человек на 1929 год. До 1931 года с Вальги почти никто не уезжал, так что в колхозах рабочей силы было вдоволь.

Нужно справедливости ради вспомнить, что во время советской власти были созданы две школы. Ведь детей в Вальге было очень много, хотя я не могу сказать, сколь именно. В 1933 году классы были переполнены детьми. Взрослых учили в вечернее время. Возраст «заочников» не ограничивался. За парты вернули всех, кто окончил три класса – это уже почти женихи и невесты. Моя сестра Нина, например, четвертый класс окончила в 1937 году девятнадцати лет.

Первой моей учительницей была Евгения Федоровна Голубкова. Во втором – Ольга Николаевна Шадрова, в третьем – Надежда Васильевна Кучина, а в четвертом Василий Федорович Шадров.

Вальская начальная школа размещалась в деревне Марковской в здании Волостной Управы и в домах высланных кулаков. Веретьевская заняла дом кулака С. Кустова. Там нашлось также место для квартиры учительницы и для магазина.

В 1939 году стали строить новую школу между деревнями Марковской и Миненской.

В области культуры было положено начало с изб-читален. Они опять же размещались в домах бывших кулаков. В том числе у моего дяди Андрея Митрофановича Лукичева.

Заведовал ею бессменный Анненподист Степанович Лукичев – по-своему интересный человек. Но, к сожалению, он страдал близорукостью. За глаза его звали Енполей.

В избу поставили биллиард, купили шахматы, домино, книги и кой-какой инвентарь. Проходили лекции на самые разные темы, показывали кино зимой, а летом всегда его «крутили» в гумне. Выступали здесь и самодеятельные артисты.

Для поднятия вашего читательского духа хочу описать одно такое выступление. Началось оно с критических четверостишей, которые Енполя читал. Девушки и парни исполняли припев к ним: «Неужели в самом деле, в самом деле это так?»

Чтец:

Предколхоза «Трудовик»
Подводил итоги.
Двух лошадок променял
На худые дроги.

Подпевалы вторят припев. А чтец продолжает:
У колхозной-то конюшни
Покупали чалую.
Оказалось что купили
Лошадь неезжалую.

Исполняется припев. И тут Енполя задергался. Спас агроном Кашинцев:

Под портретом у Крылова
Сидит рыжая корова.
С бородавкой на носу
Уплетает колбасу.

Были бурные аплодисменты. Енполя же в полной растерянности только и произнес: «Это что-то от Пушкина».

В основу куплетов всегда «вписывали» реальные события. Так, предколхоза С. Г. Юрочкин променял двух лошадей цыганам за дроги. Вскоре собрался в Сямжу. Орловский рысак Орлик легко нес его в дороге. А дорога яма на яме. Где-то Орлик рванулся аллюром, раздался треск лопнувшей оси, а дроги Орлик разнес копытами в щепки. Не стало двух лошадей и дрог. Аналогичен и второй случай.

Марковцы были частыми гостями избы-читальни. Приходили жители из других деревень. В общем, было где встретиться, посидеть, поговорить, поиграть в шахматы, в шашки, погонять биллиардный шар.

В выходные, в праздники, особенно зимой, сюда собиралось очень много молодежи. Играла гармонь, молодежь вовсю плясала. Так до 1955 года, когда в Вальге построили сельский клуб. Позже у деревни Миненская поставили новый клуб, новую школу, библиотеку и магазин.

В сороковых годах в деревне Поповка колхоза имени Ворошилова открыли общественную баню.

В области технического перевооружения сельскохозяйственных работ был сделан солидный рывок. В обработке льна стали вытеснять ручной труд – появились конные льномялки. Уборку урожая проводили конными жатками, тракторными молотилками. И так далее. Появились минеральные удобрения.

Росли урожаи, расширялся пахотный клин. В 1939 году и в 1940 году вальжане получили хороший урожай. Хлеба на трудодни выдали от двух до четырех килограмм. Это много! Вальжане вдохнули полной грудью. Было что молоть на новых мельницах на реках Пунгул, Гремячая.

Жизнь начинала налаживаться. В 1941 в срок провели сев. Виды на урожай были хорошими. Это ли не радость?

Но началась Великая Отечественная...

Вальжане вовремя убрали урожай и разместили его в амбарах. Задание на поставку хлеба государству тоже было выполнено своевременно. А потом взялись за ратную работу.

Уже в октябре 1941 группа вальжан была направлена в район станции Дикая. Рыли окопы, строили доты и дзоты, противотанковые рвы. А морозы доходили до сорока градусов. Одежонка же аховая, обувь никудышная. О питании и говорить нечего.

Я принимал участие в этих работах с декабря 1941 г. до начала февраля 1942 года. Обморозился, особенно ноги. Из пяток текла желтая, неприятного запаха жидкость. Как добрался обратно до дому трудно описать. Пригласили фельдшера. Тот посмотрел и содрогнулся: «Да, простыл паренек от пяток до мозгов, а вот освобождения от работ дать не могу». Мать – в слезы. Достала где-то барсучьего сала и вылечила. Встал я кой-как на ноги и отправился на строительство аэродрома у села Михайловское, что в Харовском районе.

В начале апреля прибыл домой за сеном для лошадей. У одного дома вижу: лошадь лежит, а возле нее солдат стоит в длинной шинели. На голове – буденовка. На боку – шашка. Испугался сначала, а когда опомнился, подошел к солдату.

- Что случилось? – спрашиваю.

-Да вот лошадь совсем голодная, упала. Хоть бы где клочок сена достать, а то мне до сельсовета срочно надо. Приказ.

Подкормили мы лошадку, определили ее в наш двор, дали еще сена. А вскоре она стала грызть бревна – волосы дыбом вставали.

Стояли у нас кавалеристы. Мне запомнились они тем, что ездили по колхозам и везде просили сена, фуража, продуктов. Ни в чем не было отказа. Позже более подробно об этом эпизоде войны я прочитал в книге Геннадия Акиньхова «Вблизи фронта». В разделе «пос. Вожега и Вожегодский район» он пишет: «Известно, например, что в 1941-42 годах здесь стоял кавалерийский корпус, другие кавалерийские формирования, командирами которых, в частности, были генерал Кириченко, полковник Соколов. Инспектировать кавалеристов приезжал маршал Советского Союза С. М. Буденный. По воспоминаниям бывших руководящих работников области, корпусу требовалось много сена, овса. Выделяли из местных ресурсов. Маршал остался доволен помощью, которую оказывали кавалеристам вологжане». В том числе и вальжане.
* * * * *
 
IvManДата: Суббота, 03.08.2013, 04:02 | Сообщение # 17
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2434
Репутация: 0
Статус: Offline
Валерий Лукичев* В журавлином краю *



И НА ФРОНТ УХОДИЛИ МУЖЧИНЫ...


За них стали трудиться старики, женщины, школьники. Нескольких девушек отправили на курсы трактористов. В книге памяти Сямженского района за 1942 год про вальжан сказано следующее: «На весеннем севе 1942 года отличилась М. И. Мамонтова из колхоза «Знамя труда», член исполкома сельсовета. На сплаве на реке Ночница 15 девушек-вальжанок скатили 350 кубометров леса. На уборке урожая отличилась А. М. Медведева – депутат Вальского с/с, заведующая Вальгской начальной школой. После занятий в школе она перевыполняла нормы выработки на уборке зерновых и льна. Трактористка Потапова А.А. на вспашке, уборке урожая перевыполняла нормы, несмотря на ее малый опыт работы на тракторе».

Всю войну вальжане работали, не покладая рук.

Ну а мужчины, ушедшие на фронт, защищали их стойко и мужественно до полной победы в мае 1945 года. Стойко защищал Отчизну полковник Домнин Семен Степанович, полковник Полканов Алексей Николаевич, майор Глазов Николай Иванович, капитан Чирков Алексей Клавдиевич, мл. лейтенант Зудилов Николай Петрович, старший сержант Лукичев Анатолий Акимович, который вместе с личным составом 116 ГПКОСК стрелковой дивизии 16 раз получал благодарность Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза И. В. Сталина и благодарственную грамоту Главнокомандующего группой войск Красной Армии в Германии Маршала Советского Союза И. С. Конева.

В 1986 году я встречался с Анатолием Акимовичем в поселке Гаврилово Выборгского района Ленинградской области. Вместе со мной приезжали мои сестра Нина Федоровна Полежаева и брат Александр Федорович Лукичев. Тогда он мне показал свои военные документы.

Из них как раз и следует, что Лукичев А. А. воевал в Полтаве, Кировограде, брал Дембиц, Ченстохову, Радоммск, Розенберг. Всего более десятка названий иностранных городов. Последний раз ему объявили благодарность за освобождение Праги. Приказ № 369 от 9 мая 1945 года. Воевал до последней минуты...

Гвардии рядовые Скородумов Павел Федорович и автор этих строк были награждены орденами боевого Красного Знамени за бои за города Киев и Фастов.

Марковец Иван Александрович Лукичев тоже участвовал в боях за Киев и тоже получил награды. Он уже в конце войны получил тяжелое ранение и потерял правую ногу. Вернулся инвалидом второй группы. Однако работал наравне со всеми. И ни где-нибудь, а в кузнице, на конных косилках. Был заядлым охотником и рыболовом, хорошим гармонистом.

Инвалидами вернулись с фронта Николай Лукашев, Иван Гуляев, Василий Кореводов, Павел Кустов, Савватий Лукичев и другие.

Почти все вальжане за участие в Великой Отечественной были награждены правительственными наградами. На фронт ушло около двухсот человек, из них погибли 97. Их имена занесены в книгу памяти Сямженского района.
* * * * *
 
IvManДата: Суббота, 03.08.2013, 04:04 | Сообщение # 18
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2434
Репутация: 0
Статус: Offline
Валерий Лукичев* В журавлином краю *



КОНЕЦ ВОЙНЕ


В 1945 году пришла долгожданная победа, как поется, со слезами на глазах. Вернулись победители не все, а только больные и инвалиды. Кто поздоровее, остались на чужбине, на службе в армии, пристроились на фабрики и заводы.

А в колхозах вся тяжесть, как легла в сорок первом на плечи женщин, так там и осталась лежать. Об этом молодежь сложила такие частушки:

Ягодиночка убит
В бою под Севастополем,
Ему вырыли могилу
Под высоким тополем.


* * *

Молодые девушки,
Не будьте тороватыми,
Любите израненных ребят,
Они не виноватые.


Жизнь в Вальге оставалась тяжелой. Все еще жили, перебиваясь с хлеба на квас. А с 1947 года наступил голод в связи с неурожаем и удушающими налогами. В среднем одна семья должна была сдавать государству в год 180-300 литров молока, 46 килограммов мяса, 30 штук яиц, 100 килограммов картофеля, 3 килограмма шерсти. Да еще государственные обязательные займы. Скручивали руки и в ведении своего хозяйства. Шкуры не посмей себе выделать – сразу тюрьма. Корову ли, овечку ли держишь, а траву не тронь.

Вот и стали избавляться от коров. «Переходили» на коз, которых можно прокормить осиновыми листьями и ивовыми ветками.

Почему так резко все изменилось?

В деревне голодали! Кончились все продуктовые запасы, которые были сделаны накануне войны. Лихое время пережили легче, фронту помогали. А вот с победой пришла нищета.

В 1947 году стало невыносимо. Я был свидетелем ужасного случая. С нами рядом жила Чекулина Клавдия Григорьевна. Работала дояркой. Имела на руках пятерых несовершеннолетних детишек и старика-отца. Жила впроголодь, хотя держала пару овечек. Как-то подъезжают к ее двору налоговый агент и представитель сельсовета. Заходят во двор и ... забирают овцу, тащат ее на телегу. Клавдия навзрыд реветь, а с ней и дети. Я было бросился, чтобы помочь в чем-то, отец остановил: «Сегодня же ночью увезут тебя – век свободы не видать».

И все- таки мои земляки не падали духом, не держали за пазухой зла. Дружно работали, были силы и для отдыха. Верили в себя, в бога, в лучшее будущее. А как же иначе? Жизнь продолжалась.

Ребята уходили в армию, но домой уже не возвращались. Девушки всякими правдами и неправдами доставали справки и покидали родные дома. Пополняли ряды рабочего класса в Мурманске, Архангельске, Череповце, Северодвинске. И так далее....

По себе знаю, что на чужбине не так-то просто «зацепиться» и прижиться. Уехал из дома, скитался по частным квартирам, общежитиям. Между тем, росла семья, но не росла зарплата. Часы купил только в сорок лет. На велосипед денег не добыл, а квартиру получил только перед пенсией.

Да и большинство так.

А начальство только и знало, что перекраивало. Было семь колхозов, потом четыре, потом один «Вальга». Затем крен пошел в сторону Раменья. Почему не Харовска, не ясно, ведь Вальга больше тяготеет к Харовскому району. В Раменье развернули большое строительство животноводческого комплекса, пилорамы, сушилок зерна и жилья. Вальжане ринулись туда. Вальга опустела, сейчас в ней осталось 136 домов, 46 хозяйств и ... 92 жителя. На начало 2002 года там проживает 42 человека. Из шести деревень жилых только три.

Правда, и в Вальге одно время жилось хорошо. Ввели денежную оплату труда механизаторов, доярок, пенсий (от восьми до двенадцати рублей). Остальной люд так и влачил жалкое существование. Хотя работали, не жалея себя, растащиловкой не занимались. 186 человек награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

Деньги водились, а хлеба не купишь. Бежишь в лавку, а продавец показывает от ворот поворот. Для колхозников-де хлеба не печем, да еще споет вдогонку:

Старый месяц на исходе,
Новый зарождается
Кто работает в колхозе,
В хлебе не нуждается.

Немало ушло времени пока руководство сельского совета района, сельпо не утрясло эти вопросы с выпечкой хлеба для всего населения, а не только для служащих. Правда, в этом здорово помогали лесопункты «Маниха» и «Крутой ручей».

Затем сельпо построило пекарню на месте бывшей деревни Поповка, а вот хлеба по деревням не развозили. Хочешь хлеба, шагай за ним в пекарню или в лавку. Одни за семь километров, другие – за четыре.

Хорошо, если ноги здоровы. А если одной вообще нет, как у Павла Кустова, Николая Лукашева. Тогда как? А иди – и все! И шли. Николай Лукашев возвращался из лавки почти всегда под хмельком и с песней:

Хорошо тому живется,
У кого одна нога,
Сапогов не надо много.
И портошина одна.

Благодаря хлопотам руководства сельского совета, района Вальга была телефонизирована, радиофицирована и электрифицирована.

Но вот радости от этого большой все равно не было. Жили не богато. И вообще, изменилась ли жизнь народа к лучшему?

В. Пилипов в своей книге «Так ли плох был «Домосторой?» приводит выдержку из воспоминаний Н. С. Хрущева, первого Секретаря ЦК КПСС, Председателя Совета Министров СССР в 50-60 годы.

«Я женился в 1914 году, двадцать лет от роду... Поскольку у меня была очень хорошая профессия (слесарь, – автор), я смог сразу же снять квартиру. В моей квартире была гостиная, кухня, спальня, столовая. Прошли годы после революции, мне больно думать, что я рабочий, жил при капитализме в гораздо лучших условиях, чем живут люди при Советской власти. Вот мы свергли монархию, буржуазию, мы завоевали нашу свободу, а люди живут хуже, чем прежде. Неутешительно, что многие говорят: «Что это за свобода? Вы обещали нам рай ... Может быть, мы попадем в рай после смерти, только хотелось бы пожить получше на земле. Мы ведь не предъявляем каких-то особых требований. Дайте угол, куда приткнуться...». Как слесарь в Донбассе я зарабатывал 40-50 рублей в месяц. Черный хлеб стоил 2 копейки фунт, а белый – 5 копеек. Сало шло по 22 копейки за фунт, яйцо – копейка за штуку. Сапоги хорошего качества, вот такие как на мне сейчас, стоили 6, от силы 7 рублей, а после революции заработки понизились, и даже сильно, цены также сильно поднялись...»

Вот так-то. И за 70 с лишним лет в жизни людей мало что изменилось, а после реальной революции 1992 года до следующих катаклизмов в экономике, жизнь стала просто трудно выносимой.

Однако в письмах родным вальжане не жалуются. Сообщают, что живут сносно за счет своего огорода и леса (грибы, ягоды). Вся земля обрабатывается. Такого количества пахотной земли в Раменье вовек не бывало, так как там кругом пески. Колхоз и то назвали «Золотые пески». А Раменье-то теперь выглядит городом! Там есть теперь пилорама, трактора и другая техника. Думаю, в Вальге есть 40-45 трудоспособных. Ну и, слава Богу!

Но у меня душа все равно тревожилась, когда я приезжал туда. Как иначе? Деревни пустеют, на них наступает лес.

Было в Вальге одно фермерское хозяйство Зайцева Ивана Васильевича. Вместе с сыном Владимиром, женой и младшими дочерьми откармливали телят. Первое время у них получалось неплохо. Потом дела пошли хуже и хуже. Зайцевы фермерство бросили, с Верети перебрались к сыну в Марковскую.

Свою летопись я начал с 1590 года?

В 1990 году исполнилось 400 лет деревням Артемовская, Веретье, Бурачевская. Мининская.

За это время погост Вальга вырос до огромных размеров с населением более тысячи человек, прекрасным храмом. Люди выходили оттуда спокойные и одухотворенные. Почему?

На этот вопрос я нашел ответ в статье «Почему Мономаху нужна была высокая шапка?». Там говорится следующее: «Ученые доказали, что высокие кресты церквей, купола создают под собой и вокруг – особый биоклимат находящимся под ними людям, поднимающий их самочувствие и эмоциональное состояние».

От высоченного креста, что стоял на колокольне Вальгской Спасо-Преображенской церкви в утренние и вечерние часы тень ложилась чуть ли не на полкилометра. Значит, на это расстояние, возможно, он мог создавать те самые биоритмы. Значит, жители деревень Мининская, Поповка, Марковская находились почти всегда под воздействием необычного биоклимата. Но церковь разрушили.

Решается вопрос о восстановлении церкви на средства прихожан. «Вологдадорпроект» запроектировал дорогу Ширега-Мининская с твердым покрытием. Уже отсыпано полотно от Ширеги до Раменья. И туда ходит автобус «Вологда – Раменье».

Через реку строится автомобильный и пешеходный мост. Он уже собран, но нет насыпи, настила и по нему хода нет. Кстати, куда эта дорога пойдет, пока что хранится в глубокой тайне. На сегодня эта дорога в никуда...

Вот и распространяются всякие слухи. Кто – то полагает, что на месте деревни Веретье на глубине, будет построен штаб для ракетчиков. Другие утверждают, что в вальгские болота будут привозить радиоактивные отходы. Не дай Бог, как говорится.

Я полагаю, что ее строят для обеспечения добычи торфа и песчано-гравийной массы. Этого добра в Вальге под завязку. Но в геологическом отделе администрации области не ведают ни о дороге, ни о полезных ископаемых.

Заявку на эти полезные ископаемые я давал в Северо-Западное геологическое Управление в 1968 году. В Вальгу выезжали геологи. Сделали съемку. Что будет дальше – неизвестно.

Неизвестно потому, что все разведочные геологические документы имеют гриф «секретно». Но, может быть, в этой песчано-гравийной массе окажутся гидрокарбонаты, алмазы или золото.

Есть надежда, что Вальга получит новое развитие

Вальга дала Отечеству учителей, врачей, зоотехников, военных, ученых. Всю жизнь проработали в советских и партийных органах Ганичев Иван Николаевич, Скородумов Василий Евстафьевич, Меньшиков Александр Николаевич. Среди военных – полковник Домнин Семен Степанович, полковник Полканов Алексей Николаевич. Известны имена юриста, работника МВД, участника войны Зудилова Николая Петровича, майора Глазова Николая Ивановича, майора Завьялова Анатолия Васильевича, капитана медицинской службы Евгения Васильевича Шадрова. И многих, многих других известных людей. А мне вновь хочется остановиться на своем мнении, что Вальга может стать краем нефтеразведки, археологических раскопок и, наконец, школьным туристическим краем. Маршрут: Вологда – Великий Двор – Раменье – Синицкое озеро.

На болотах, окружающих Вальгу, существует много масляных пятен, ляг. Об этих пятнах я в том же 1968 году написал в Северо-Западное геологическое Управление. Ответ пришел быстро.

«В Сямженском районе Вологодской области разведки на нефть не производилось. Что касается масляных пятен на болотах, то это говорит о том, что в указанном Вами районе расположено месторождение железа. Однако запасы его ничтожны и промышленного значения не имеют».

Это письмо для сведения я направил в Сямженский райисполком. Но поскольку в то время много говорили о том, что разведка нефти будет в Вологодской области проводиться, вновь обратился с письмом, но уже к московским геологам. Указал, что нужно бурить на нефть возле деревни Трофимово на речке Черной.

Опять приезжали геологи. Обследовали болото за Тарасовской, а вот речку Черную не нашли.

В печати в 1993-94 годах появились сведения, что в Вологодской области вскоре будут заложены две разведочные скважины. Вновь иду к геологам, но уже вологодским. Вновь говорю о возможных залежах на реке Черная, но в ответ только молчание. Многие годы сидел над картами Сямженского, Сокольского, Междуреченского районов. У меня теплится надежда, что где-то здесь нефть должна быть.

Нефть нефтью, но Вальга богата песчано-гравийными массами и лесами, имеется небольшое месторождение красной глины у Середника. Из этой глины изготавливали кирпич для кладки стен и колокольни церкви.

Да и все трубы печей в вальгских домах сложены из местной глины. Имеется в наших местах и торф. Высококачественный, просто – чернозем.

Туристическим местом может стать Синицкое озеро. Оно расположено на Северо-Востоке от церкви. Его можно увидеть по возвышающейся над лесом шапке бора. Простирается оно среди болот, однако, берега его сухие. Круглое, как тарелка, в диаметре 300 метров. Представляет воронку правильной формы. Поэтому глубина его начинается сразу же от уреза берега и достигает на середине 25 метров.

Вода в нем чистая, как росинка. С плота видно на дне каждую травинку, плавающих мальков. Щуки прячутся в траве и среди кувшинок, которых здесь тьма.

Вода имеет свойства морской, но приятный вкус, большую плотность. Купайся, не боясь утонуть. Она так и выталкивает на поверхность. Отлично очищает тело от грязи, даже кузнечной.

Из озера малюсеньким ручейком вытекает речка Синица, которая затем впадает в реку Кубену. Длинна речки 3 километра. Мой отец утверждал, что это озеро – копанец, то есть кем-то выкопано. Есть мнение, что это озеро образовалось в результате падения метеорита. Уж очень напоминает воронку, взорвавшейся большой бомбы, с высоким бруствером, состоящим из мелкого серого песка. Это наталкивает на такое предположение: при падении метеорита произошел огромный взрыв с очень высокой температурой. В результате этого болотная грязь, ил перегорели, образовав вот такой песок. Озеро окружает прекрасный бор из смешанного леса. А вот грибы здесь не росли...

Как-то, приехав в отпуске Вальгу, я решил сходить на рыбалку. Меня стали отговаривать, но я отправился. И что же? Объехав на плоту вокруг озера, ни одной рыбки не обнаружил. А вот возле тропы собрал белые грибы. Интересно...

Историю этого озера нет-нет да пытаются разгадать. Так, по данным краеведов и сотрудников музеев И. О. Никитинского и А. А. Загоскина, на северной стороне озера имеется каменная плита, на которой изображены стрелы, копыта, трезубцы. И цилиндрический каменный постамент. На территории Вальги покоится полутораметровая каменная плита, у которой есть паспорт и доказательство уникальности: вырубленные ручейком два лошадиных копыта величиной и округлости с чайное блюдце. А навстречу им два маленьких копытца.

При строительстве дорожного полотна межу деревнями был затолкан бульдозером в песчаную массу и вовсе особенный камень- крестовик яйцевидной формы, покрытый крест накрест каменным пояском. Это ли не чудное творение природы.

А камней в Вальге – тьма. Так что, можно ожидать новых находок. Я в 1974 году нашел на Бладышном интересный камешек 10 на 7 см, который блестел цветами слюды, кремния, железа. Посмотрел, и по просьбе жены, бросил его у отвода.

Когда рассказал об этом геологам, они меня здорово отругали. Эх! Ба! Так бы сейчас и поехал, поискал бы.

Меня одолевает уверенность, что Вальга войдет в историю, и не исключено, что о ней заговорят на научных конференциях, на симпозиумах.
* * * * *
 
IvManДата: Суббота, 03.08.2013, 04:05 | Сообщение # 19
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2434
Репутация: 0
Статус: Offline
Валерий Лукичев* В журавлином краю *



ЗАКЛЮЧЕНИЕ


...Написать очерк о Вальге и вальжанах у меня созрел давно. На материалах из воспоминаний о земляках написал и опубликовал несколько рассказов, новелл, а затем издал книгу «Житники», «Бухтины деда Никанора», готовлю к изданию вторую «Федосьин чай».

В книге «В журавлином краю» хотелось осветить такие вопросы:

1. Когда же люди начали осваивать территорию нынешней Вальги?

2. Чем занимались наши предки в те далекие времена?

3. Каков был их быт и традиции?

4. Как сложилась жизнь вальжан после революции 1917 года?

Как удалось это сделать автору, пусть рассудит читатель. Да, многие вальжане (в том числе и автор) покинули родные места. И в результате этих демографических изменений в Вальге исчезли родовые фамилии Кустовых, Паутовых, Палагиных, Назаровых, Лукичевых, Полкановых, Гуляевых, Шараповых, Воеводиных, Филипповых и др. А ведь, Назаровы, Денисовы – самые древние фамилии в Вальге (таково мое мнение). И пусть это исследование проведут молодые авторы.

Считаю, что произошло всё это от крайнего унижения, ограбления тружеников-крестьян. Они жили, как рабы, в неволе, без фамилии и имен, т.к. документов никаких не было, лишенные права распоряжаться своей землей, пользоваться в полной мере её благами.

Коллективное хозяйство (колхоз), и неплохое, и значимое слово (вроде община), только велось оно наоборот. Все вроде твое, а на деле нет. Землей управляет сельхозуправление района, лесами – управление «Межколхозлес», которое расположено аж в Вологде. Правильно говорили мои земляки – «Все колхозное, все не наше». Отсюда таков и печальный исход. Да ещё эти объединения, разъединения колхозов, сельсоветов, районов.

Лег спать Сямженским, а проснулся Харовским. Сегодня вальгский, а наутро раменский.

А с 1990 года вообще началась настоящая вакханалия. Об этом всяк знает, чувствует на своей шкуре. И именно сейчас нельзя опускать руки, ибо только труд даст стимул к жизни. Нельзя забывать старое, давнее, ибо старое, на сегодня, это новое.

Наши предки сеяли не только рожь, ячмень, а и лен, коноплю, хмель.

Всё собранное вручную перерабатывали в зимнее время, т.е. ткали, вышивали полотенца. Хмель продавали купчишкам. Получался дополнительный доход.

Они занимались различными промыслами – дегтекурением, углежжением, переработкой леса. Работы было всем в достатке. И жили, как подобает человеку – всегда в работе.

А заканчиваю я словами писателя Василия Ивановича Белова. «Грандиозный самообман русского человека, сотворившего попытку выжить не только без царя, но и без бога, медленно, однако же, неуклонно рассеивается. Переболев едва ли не всеми болезнями мира, он, русский человек, только начинает медленно выздоравливать, начинает трезветь и осмыслять собственный путь и судьбу.

Родина, не дай же себя обмануть, «внемли себе»!
* * * * *
 
IvManДата: Суббота, 03.08.2013, 04:08 | Сообщение # 20
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2434
Репутация: 0
Статус: Offline
Валерий Лукичев* В журавлином краю *



ЗНАТНЫЕ ЛЮДИ ВАЛЬГИ XX ВЕКА


АЛЕКСЕЙ НИКОЛАЕВИЧ ПОЛКАНОВ

22 ноября 1904 года в деревне Марковской родился Алексей Николаевич Полканов. В 1926 году окончил Марковскую сельскую школу. С 1927 по 1936 годы обучался в школе младшего начсостава погранвойск НКВД и РККА. С 1941 по 1945 гг. Алексей Николаевич на фронте. В 1946 году направлен на работу в органы МВД Башкирской АССР. Проходил службу на различных должностях начальствующего состава. В 1952 году окончил 4 курса Высшей школы милиции МВД СССР и продолжал службу в МВД Башкирской АССР.

В ноябре 1957 года А.Н. Полканов уволен в запас с должности заместителя Министр МВД Башкирской АССР в звании полковника милиции.

Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, дважды орденом Красной Звезды, медалями «За победу над Германией», «За оборону Советского Заполярья», боевым оружием.

ДУНИКОВ НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ

Дуников Николай Степанович родился 10 мая 1947 года. В 1962 году окончил Раменскую восьмилетнюю школу и поступил в Вологодский сельскохозяйственный техникум, который окончил в 1966 году, получив специальность – ветфельдшера.

В сентябре 1966 года был назначен заведующим ветпунктом Сямженской ветстанции. С ноября 1966 года по февраль 1969 года служил в рядах Советской Армии. С ноября 1969 года по май 1971 года работал зоотехником колхоза «Вальга». С мая 1971 года по июнь 1989 года – бригадир, старший ветврач, председатель профкома птицефабрики «Ермаково». С июня 1989 года по апрель 1992 года Николай Степанович – председатель райкома профсоюза работников сельского хозяйства Вологодского района. С апреля 1992 года по август 1995 года – главный зоотехник птицефабрики «Ермаково».

С 1995 года – директор крупнейшей на Северо-Западе, государственной унитарной птицефабрики «Ермаково».

Николай Степанович в 1978 году окончил Вологодский молочный институт, получил специальность ученый зоотехник.

В 1999 году Николаю Степановичу Указом президента РФ присваивается звание «Заслуженный работник сельского хозяйства Российской Федерации».

ШАДРОВ ВАЛЕРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

Шадров Валерий Васильевич родился 29 мая 1940 года в деревне Мининской. После окончания Раменской неполной средней школы поступил в Ярославское медицинское училище № 1, которое окончил с отличием в 1957 году.

Сразу же продолжил учёбу в Ярославском медицинском институте с 01.09.67 г. по 30.06.63 г.

По окончании института получил диплом врача-лечебника и был зачислен в аспирантуру на кафедре «анатомия человека».

По окончанию аспирантуры стал здесь преподавать.

В 1969 году защитил кандидатскую диссертацию на звание кандидата медицинских наук.

В течение четырех лет был деканом факультета повышения квалификации преподавателей медицинских училищ.

Имеет более 50 научных публикаций. В настоящее время В. В. Шадров – доцент кафедры «Анатомия человека» Ярославской медицинской академии.

ДУНИКОВ ВАЛЕНТИН СТЕПАНОВИЧ

Родился 19 февраля 1937 года в д. Миненской Сямженского района Вологодской области. В 1953 году после школы поступил в Вологодский ветеринарный техникум, по окончания которого работал в колхозе 40 лет Октября Вологодского района. В 1958-1961 гг. служил в рядах Советской Армии. В 1961 году был зачислен на учебу в Ленинградский ветеринарный институт по специальности – ветеринарный врач. Закончив его, работал главным ветврачом совхоза «Кипеловский».

В 1969 году переведен на работу в Вологодское областное управление сельского хозяйства на должность ветеринарного врача.

В 1971-74 гг. обучался в очной аспирантуре на кафедре акушерства Ленинградского ветеринарного института.

По окончании аспирантуры был направлен на работу в Вологодскую НИВС на должность старшего научного сотрудника.

В 1975 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук.

В 1980 году был избран по конкурсу зав. Лабораторией НИВС.

В 1985 году получил ученое звание старший научный сотрудник.

15 января 1988 года был избран по конкурсу на должность доцента кафедры анатомии и хирургии Вологодского молочного института.

В 1991 году избран по конкурсу на должность зав. кафедрой анатомии и хирургии.

С 1993 года работает доцентом кафедры хирургии.

В 1996 году избран по конкурсу на должность доцента кафедры ветеринарной хирургии и акушерства.

В 1998 году переведен на должность доцента кафедры внутренних незаразных болезней, хирургии и акушерства.

Ведет большую учебную, учебно-методическую и научно-исследовательскую работу. Имеет более 30 публикаций. В соавторстве им подготовлена книга по ветеринарному обслуживанию скота. Имеет ученую связь со специалистами Северо-западной зоны. По изучаемой проблеме читал лекции в Архангельской, Вологодской, Костромской, Мурманской, Ярославской областях и Республике Коми.

ИВАН НИКОЛАЕВИЧ ГАНИЧЕВ

Родился 21 августа 1904 года в деревне Марковской. В 1915 году окончил сельскую школу и до 1924 года работал в хозяйстве отца, занимался отхожими заработками. В 1924 году окончил уездные месячные курсы секретарей комсомольских ячеек, работал секретарем Маныловской ячейки ВЛКСМ и одновременно заведовал районной избой-читальней. В 1925-28 г. г. учился в Вологодской губсовпартшколе. После окончания школы был призван в РККА. В 1929 г. был демобилизован. С этого времени почти вся жизнь Ивана Николаевича связана с партийной работой. В 1929-30 г.г. – пропагандист Тотемского района ВКП/б/. С 1930 по 1931 г.г. зав. культпросветотделом Вожегодского райкома ВКП/б/ Толшменского райкома ВКП/б/. В сентябре 1931 г. был отозван в распоряжение Севкрайкома ВКП/б/ и направлен зав.отделом и зам.секретаря Ненецкого окружкома ВКП/б/. В сентябре 1933 года отозван из округа и направлен комиссаром в учебный пункт Осовиахима. С июля 1935 года по апрель 1936 г. работал на спецработе в Управлении связи до декабря 1937 года в редакции газеты "Красный Север", а до октября 1938 года начальник отдела кадров Северного морского пароходства. В сентябре 1939 года призван в ряды РККА.

Участвовал в войне с Финляндией. Демобилизовался в сентябре 1940 года, продолжал работу в пароходстве.

В мае 1941 года направлен на завод № 402 (г. Молотовск, ныне Северодвинск) секретарем партбюро, цех № 1-3. С апреля 1942 года по февраль 1943 года работал зав. промышленным отделом Молотовского горкома ВКП /б/. С февраля 1943 года по май 1947 года работал в аппарате уполномоченного комиссии парконтроля при ЦК ВКП /б/ по Архангельской области. С 1947 года по 1954 год работал в Архангельском обкоме ВКП/б/ инструктором отдела промышленности. В 1954 году переведен на работу начальником организационно-ревизионного отдела Архрыболовпотребсоюза. Других сведений о работе И.Н. Ганичева у автора нет. И.Н. Ганичев награжден медалями "За оборону Советского Заполярья", "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годах"

У Ганичевых было двое детей: сын Олег, 1940 года рождения и дочь Тамара, 1942 года рождения.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ ЗУДИЛОВ

Родился в 1922 году в деревне Веретье. До призыва в армию в 1941 году работал в колхозе. С 1942 года и до победы в 1945 году находился на фронте Великой Отечественной войны, в том числе на первом Белорусском фронте. Приказом командующего фронта за № 09 ему без прохождения учебы в военном училище присвоено офицерское звание младший лейтенант.

В 1947 году Николай Петрович был демобилизован и поселился в городе Архангельске и 13.01.47 поступил на службу в органы МВД, а 24.08.47 убыл на службу в Горьковскую школу милиции МВД СССР. После ее окончания служил в органах МВД И МГБ Сахалинской и Ростовской областей.

В январе 1953 года был направлен на учебу в Высшую школу МВД СССР, которую окончил 01.09.1956 года и сразу же был назначен начальником уголовного розыска Киевского РОВД г. Москвы.

С 08.05.58 года по 23.03.60 года находился на службе в отделе боевой подготовки Главного управления МВД СССР. С 23.03.60 – заместитель начальника отдела милиции исполкома Наро-фоминского райсовета Московской области. С 01.01.60 года уволен в запас Советской армии по сокращению штатов в звании капитана милиции.

Скончался Николай Петрович в 1998 году.
* * * * *
 
IvManДата: Суббота, 03.08.2013, 04:11 | Сообщение # 21
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2434
Репутация: 0
Статус: Offline
Валерий Лукичев* В журавлином краю *



ПАМЯТИ МАТЕРИ


Мама выросла в очень бедной семье. Как только встала на ноги, пошла с корзинкой по белу свету – стала нищенкой. Подросла малость, её отдали в чужие руки, в няни. Хозяева были разные. Мама часто вспоминала о житье-бытье в селе Верховажье. Хозяйка была деспотичным человеком, и мать сбежала от нее. Как она могла добраться до дома (а это более 100 км), ведомо только ей.

Отец и мать поженились где-то в 1911 или в 1912 году, так как в 1913 году родился Степан. А может, и раньше. Мать говаривала, что у неё было 12 детей. Выжили четверо.

Была она небольшого роста, крепенькая. Без дела не сидела ни минуты. Учиться ей не приходилось. Ходила на занятия ликбеза. Впоследствии расписывалась тремя буквами – Л. А. Н. – Лукичева Антонина Никитьевна. Когда отца взяли на войну в 1914 году, мать осталась одна с двумя иждивенцами (дед Митрофан и Степа), полным двором скота (две коровы, две лошади), участком земли. На её плечи легли все мужские работы – пахать, сеять, косить, молотить.

В эти годы мать надорвалась, а позднее, когда строили дом – вовсе. После рождения Саши (в 1928 году) мама здорово сдала. Позднее её не раз просили лечь в Харовскую больницу на операцию, но она всё отказывалась, некогда, мол. В связи с этим были у нас, да не раз и не два, тревожные моменты. Маму начало крутить вовсю. Тогда она просила принести икону, начинала со всеми прощаться, благословляя нас иконой. Мы в слезы. Отец этого не выносил и уходил. Проходило время, приезжал фельдшер, мать лечили, и она вставала на ноги. И снова вся в работе. За день не присядет на место.

Тяжела женская доля. Ох, как тяжела! Да ещё при нашем батюшке. Чуть что, тычок, да не просто, а тем, что попадет под руки.

По части ведения хозяйства мама была большой мастерицей. Она отлично пряла, ткала, пекла хлеб и пироги, выращивала овощи, коноплю и лен. Так и вижу, как она сеет. Через плечо на груди висит лукошко с зерном. Она берет горсть правой рукой и делает степенный разброс. И пошла, и пошла. А ты сидишь на меже и глаз оторвать не можешь.

Уже в колхозе она частенько сеяла вручную. Было это, видимо, и в войну, когда ей уже подвалило под шестьдесят годков. Поскольку мама была мастерицей по выпечке пирогов и хлеба, то она одно время пекла хлеб для сельпо, то есть для всех людей. И все её хвалили.

Мама была большой экономкой. У неё всегда был запасец, в том числе и вкусненького. Хорошего человека и зимой могла угостить яичницей (яйца у редкой хозяйки зимой были). Хранила она их в горшке, заполненном золой.

Мама была очень спокойной. За всё время её жизни я не слышал, чтобы она повысила голос. Что-нибудь начудим с Сашей, а она по голове погладит и скажет: «Не надо так-то. А люди-то что о вас подумают? Экие, мол, дети непослушные у Антониды». И мы старались матери не досаждать.

Как-то ушла в лес. Середник. Нина, сестра, собрала ужин. Пришел отец, а матери нет. Я бросился искать маму. Иду возле прогона со слезами. Прошел уже весь прогон, смотрю, кто-то идет от Середника. Бросился навстречу – мама. «Ну что ты, дурачок, плачешь? Куда я денуся? Вот кружилась, заплутала. В Середнике-то. Стыдоба».

Мама близко к сердцу принимала чужую боль. Нищим всем без исключения подавала куски, ещё и обедом кормила. Я не помню ночи, чтобы у нас кто-нибудь не ночевал (и нищие, и проезжие, и всякого рода уполномоченные из района). Да ещё даст грибов (рыжики она солила мастерски), ягод, капусты. Если узнает, что кто-то в деревне заболел, то печет особый пирог и несет угощать.

В 1939 году умер брат Степа. Заболел, слег и все. Мама столько трудов положила, чтобы его поставить на ноги, а он медицинские советы не выполнял. После смерти Степы она столько плакала (тайком, а мы все видели), что спасу нет.

А выдержка у неё была! Когда в январе 1943 года пришла повестка мне в армию, мама два дня виду не показывала, что такая бумага получена. Но я видел: что-то не то. Мама уходила в другую избу, значит, плакала. Окончательно я всё понял, когда она стала сушить сухари.

Утром я уходил в военкомат. Отец простился и убежал на двор. Мама стала провожать. Но дальше дома Глазовых я просил не ходить. «Ну и ладно, Валюшка. Иди с Богом. Я рада, что ты годен в люди. Храни тебя Бог. Иди, не оглядывайся на дом. Давай поцелую тебя, да и пойду домой».

Я исполнил волю матери. Не оглянулся, не видел, стояла она ещё или сразу ушла. Когда я вернулся с войны, мама заметила: «Тебя сохранил Христос и мои слезы».

Один эпизод прямо-таки стоит перед глазами.

Не помню, в 1953 или в 1956 я был в отпуске. Помог по хозяйству – косили. Надо уезжать. Пошел до Усть-Реки пешком. Мама провожала. Прошли деревню Мининскую, Выдриху. «Мама, – говорю, иди домой, не война ведь, что со мной случится?» «Вот дойдем до часовенки, да и пойду домой». Часовни давно не было, а название осталось. Прошли часовенку. Мама всё провожает. Прошли отвод выдринской поскотины. Когда скрылись за лесом деревни, мама остановилась. «Вот, Валюшка, здеся и простимся». Поцеловались. Пошел, оглянулся: мама стоит, лицом в мою сторону. Снова оглянулся – стоит маленькая, худенькая, простенькая.

И такая меня взяла тоска, сил нет. Так потянуло домой, что не знаю. Так бы всё бросил, убежал, да на службу надо. А думается, тогда надо бы было, не глядя ни на что, вернуться...
* * * * *
 
IvManДата: Суббота, 03.08.2013, 04:12 | Сообщение # 22
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2434
Репутация: 0
Статус: Offline
Валерий Лукичев* В журавлином краю *



ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА И ДОКУМЕНТЫ


1. Северный археографический сборник, вып. 2, стр. 160-171, ВГПИ, Вологда, 1972.

2. Т. И. Осьминский. Наш край в истории СССР СЗКИ, Вологда, 1969.

3. Книга памяти Вологодской области. Сямженский район. ВИПК ППК, Вологда, 1994.

4. Р. Касимов. Дом Русского Севера. Лесная новь, №8, 1990.

5. Домострой. Ярославль. 1991.

6. ВОАНПИ. Ф. 471 оп. 30. Ед.хр. 6. ВОАНПИ. Ф. 396 оп.1 Ед. хр. 536.

7. ВОАНПИ. Ф. 369 оп.9. ед.хр. 216.

8. ВОАНПИ. Ф. 369 оп. 3. ед.хр. 807.

9. ВОАНПИ. Ф. 471 оп. 3. ед.хр. 18.

10. ВОАНПИ. Ф. 1252 оп.27. ед.хр. 332.

11. ГАОПД и ф. Арх. область ф. 296 оп. 8 д. 2345

ГАОПД и ф. Арх. область ф. 296 оп. 9 д. 2568

ГАОПД и ф. Арх. область ф. 804 оп. 1 д. 85

12. Письмо МВД республики Башкортостан №2/1-466 от 03.03.99.

13. Письмо МВД республики Башкортостан №2/2-725 от 12.04.99.

14. Письмо отдела кадров ВМХА от 01.04.99.

15. Письмо Ярославской Медицинской Академии от 23.02.99.

16. ГАВО ф. 1878 оп.1, ед.хр. 1

ГАВО ф. 1878 оп. 1, ед. хр. 3

ГАВО ф. 1878 оп. 2, ед. хр. 4

ГАВО ф. 1755 оп.1-2

ГАВО ф. 1878 оп.2, ед. хр. 1-19

17. Г. А. Акиньхов. Вблизи фронтов. Изд-во ВИПКППК Вологда. 1994 г. стр. 89-90.

18. Справка комитета Самоуправления Раменского сельсовета Сямженского района.

19. В. М. Пилипов. Так ли плох Домострой? М. Панорама. 1991 г.

20. Справка O.K. АО "Птицепром".

21. В. Белов. "Внемли себе". Издательство "Скифы". М. 1993 г.
* * * * *
 
Форум » Книги » Научно-образовательная » Валерий Лукичев *В журавлином краю* читать онлайн (Вальга и вальжане)
Страница 2 из 2«12
Поиск:

Copyright MyCorp © 2016 Создать бесплатный сайт с uCoz